Печать

Статьи с тэгом "дубровский"

Государственная немощь

2013-04-27 (10:33)

Сторонники активного государственного вмешательства в экономику на самом деле исходят из неявного предположения, что государство не просто "хочет", то есть действует в наших с вами интересах, но при этом еще и "может". О том, чего же на самом деле оно хочет и почему, — предыдущая публикация, а сейчас остановимся подробнее на втором пункте. Допустим даже, государство поставило себе благую цель. Что из этого обычно получается? У кого как…

Во-первых, чем сложнее становится мир, тем объективно труднее выбирать направления, ведущие к намеченной цели. И тем легче списать промах (а то и коррупцию — кто разберет?) на "обстоятельства". Ведь ни политики, ни чиновники не рискуют собственным капиталом…

Во-вторых, уже неоднократно приходилось писать о проблемах управляемости любых крупных вертикальных структур. В данном контексте уместно вспомнить СССР, который пытался управлять всем по вертикали, на чем и погорел.

В-третьих, любая возможность "решать вопросы", которой государство наделяет чиновника, автоматически становится коррупционной. Грузии в свое время удалось во многом победить коррупцию именно за счет радикальнейшей либерализации. А не удалось — за счет непоследовательности этой либерализации. Очень большой и страшный соблазн: если мы-то — настоящее, честное, квалифицированное и т.д. правительство, то почему же не поддержать то, что нам кажется очевидно хорошим? Но это открывает ящик Пандоры, из которого выползают чудовища, пожирающие и честность, и квалификацию, и демократию...


ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ




Владимир Дубровский: Экономика снежных заносов

2013-03-31 (14:10)

Снег,

Город почти ослеп…"

А.Макаревич

Стихия, парализовавшая Киев и несколько прилегающих областей, не только проявила беспомощность и безалаберность коммунальных служб, но и вместе с разваливающимися дорогами стала своеобразным символом. Нет, дома и предприятия не разрушились и даже не остались без электричества. Сам по себе снег ничем не мешает абсолютному большинству из нас выполнять свою обычную работу, и она сама по себе не стала тяжелее. Только каждый шаг по целине, каждое перемещение по городу стоят таких огромных усилий, что понимаешь: еще немножко больше в том же духе — и вот ты какой, апокалипсис! А между тем наша экономика в подобном режиме работает с самого начала. Причем для нее (так и просится аллегория!) "снег" метет и метет — и на его фоне все отчетливее желание помянуть северного пушного зверька, который обычно ассоциируется с глубоким снегом…


ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ




Владимир Дубровский. Реальные «кровосиси»

2013-03-17 (23:17)

Снова поднятый на знамя вопрос о пошлинах на импортные автомобили заставил вспомнить очень грустную, но поучительную историю так называемой автомобильной отрасли в Украине. Так называемой, поскольку она, занимаясь преимущественно фиктивным производством, в то же время не просто паразитирует на экономике страны. Подобно болезнетворным бактериям, которые не столько объедают «хозяина», сколько травят его токсинами, автопроизводители в союзе с импортерами лишают украинцев выгоды на миллиарды долларов за счет пролоббированных ими запретительных барьеров на ввоз подержанных автомобилей.

null


ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ




Рожденные во "хапке"-2: особенности национальной олигархии

2013-02-20 (09:01)

Продолжение трилогии. Начало см. здесь

В жизни страны, как и в жизни человека, бывают моменты, когда относительно малозначительные в стратегическом плане, если не сиюминутные факторы определяют направление дальнейшего развития на годы и десятилетия вперед. Украина сейчас по многим признакам приближается к такой точке бифуркации, как называют ее математики. Поэтому стоит оглянуться назад, чтобы не повторять ошибки прошлого. Впрочем, ошибки ли? Что именно в свое время сформировало нынешнюю "украинскую

модель" такой, как она есть, и куда она движется?

В предыдущей публикации ("Рожденные во "хапке", ZN.UA №5 от 8 февраля 2013 года) этот вопрос уже частично затрагивался, и описанная там предыстория формирования власти неэффективных собственников, не заинтересованных в универсальных правилах, мало отличается в Украине и России. Однако в среде "олигархов" тоже идет движение, которое размывает изначальное распределение. Кто в начале 90-х знал, например, Фирташа и Ахметова? Зато богатейшим украинцем некоторое время считался директор "Азовстали" Александр Булянда, крупнейшими "олигархами" были Александр Волков, Игорь Шаров, Григорий Суркис, не говоря уже о Лазаренко, Тимошенко, Бакае… Поэтому гораздо важнее, по каким правилам пошла игра дальше. Чем же в этом смысле отличается украинская олигархия от российской?


ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ




Рожденные во "хапке"

2013-02-11 (15:43)

В Украине, как и в соседней России, все отчетливее проступают черты системного кризиса самой общественно-политической (не говоря уж об экономической) модели. Все больше людей ощущают, что нынешняя элита обеих стран почти синхронно приближается к банкротству, и это очень напоминает конец 80-х, когда обанкротилась советская номенклатура (точнее, ее консервативная часть — более "прогрессивные" деятели как раз и составили ядро "постсовка"). И так же, как тогда, взоры мыслящей части общества обращаются к истокам — в данном случае, к реформам 90-х и, особенно, приватизации.

В частности, российский (хотя и лондонский) политолог Владимир Пастухов назвал ее "демиургом современного российского общества и государства со всеми его проблемами и дисфункциями". Подобно очень многим он считает, что, поскольку во грехе ничто хорошее зачато быть не может, то "парадоксальным образом в России путь к демократии и рынку пролегает через национализацию". Судя по шуму, который наделала его статья "Преданная революция", бывший коллега Сергея Магнитского по юридическому сопровождению фонда Hermitage попал в самую болевую точку. Не понаслышке зная, чего стоят права собственности в современной России (Украина здесь, увы, ничем не лучше), он предлагает придать им недостающую легитимность через "перезагрузку". К сожалению, проблема куда глубже, чем во многом мнимая "несправедливость" приватизации.


ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ




Володимир Дубровський: Лібералізація? Лібералізація!

2012-12-22 (14:11)

zn.ua

Хоч би що думали з цього приводу критики лібералізму, світу слід готуватися до його нової хвилі, інакше не вийти з того глухого кута, в який завели неокейнсіанська економічна політика та популізм. Однак лібералізм зовсім не такий страшний, як його описує, зокрема, Сергій Кораблін у статті «Лібералізація»  (DT.UA, №41 від 16 листопада 2012 року). Стаття дає чудовий привід спростувати деякі поширені непорозуміння, адже більшість проблем, які зазвичай приписують ліберальній політиці, пов’язані в основному з непослідовністю в її здійсненні (про інші, справжні, проблеми — в одній із наступних публікацій).

Насамперед абсолютно правильно зазначено, що свобода — це не свавілля. Вона передбачає відповідальність, щоправда, не абстрактно-соціалістичну — «перед суспільством», а зовсім конкретну — перед партнерами (зокрема й найманими працівниками) та законом. Зокрема, цілком ринкову, але дуже жорстку фінансову дисципліну. Неправильно розрахував вкладення — втратив; безвідповідально кредитував — розорився; не сплатив за рахунками контрагентові або зарплату працівникам — банкрут! Тому претензії з приводу свавілля 1990-х — це не до лібералів, це, навпаки, до тих, хто тоді говорив, що, мовляв, слід пробачати борги підприємствам заради збереження «унікальних науково-виробничих комплексів». А, до речі, також і до тих, хто 2007-гота пізніше по всьому світу рекапіталізував банки, рятував від банкрутства неспроможні компанії й видавав «стимули» за рахунок платника податків. Янош Корнаї ще 1986-го назвав таку політику «м’якими бюджетними обмеженнями» і вважав характерною ознакою соціалізму.

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ




Политэкономия Майдана-2: не последняя революция

2012-12-11 (17:32)

Не прошло и двух недель с тех пор, как мы обсуждали, чем, собственно, был Майдан 2004 года, а на носу уже следующая дата — годовщина знаменитого решения Верховного суда, ознаменовавшего собой победу оранжевой революции. Как же много тогда вместили в себя эти двенадцать дней! Сколько стереотипов опровергли — от «наш народ не способен отстаивать свое человеческое достоинство» до «решением суда? В Америке — конечно, но только не у нас!» Однако эйфория, закономерно, сменилась фрустрацией, страсти улеглись, и на фоне общей апатии произошел реванш. При этом хотя внешне, формально, эффект от революции растаял, как всплеск на воде (некоторые сказали бы, даже, на болоте), кое-чтоона все же изменила. Что же в сухом остатке? В чем оранжевая революция победила, а в чем — нет? Какую роль она сыграла с точки зрения перехода от ограниченного доступа к открытому?

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ